Город:  Москва
Тел:  8 (926) 468-80-48
Главная   Сборники стихов.

Поэтический сборник "Я не могу".

Добавлено: 29 июня 2012 / Сборники стихов.
Поэтический сборник


Статьи по теме: 
 Играю спектакли. Пишу стихотворения.

 Здравствуйте пользователи сайта www.tahtabaev.ru
Рад представить свой поэтический сборник:
"Я НЕ МОГУ" - поэтический сборник. Стихи. Философская лирика.

Очередной выкладываемый сборник рождался в период ожидания перемены к другому, неизведанному чувству. И в процессе поиска, новые метафоры, образы выстраивались вереницей не только в стихах, но и в душе.

Ты – свет, как день, а я - как темнота,
Ты - солнца луч, как золотая жила,
А у меня глухие ворота.
И треснуты во всех местах стропила.
   Твоя любовь, - уверена, четка,
   Твоя душа - безудержная сила.
   Ну, а моя - чахотка слабака,
   А иногда, - церковное кадило.
И Муза крыльями спешит обнять,
Ты - ей сестра, она с тобой едина.
Она тебя не заставляет ждать,
Но, ты, увы, принцесса Арлекина.
   Гуманен стих, гуманны и дела,
   Не то, что я - мой нрав и дик, и резок.
   И плачет надо мною сатана,
   А страсти забавляют люциферок.
Ты – свет, как день, а я - как темнота,
Ты – солнца луч, как золотая жила.
И ядами наполнена душа,
Пьеро убит! Играю Арлекина.
            Ульяновск 20.03.04г.
Где молодость? Ау!
Ушла без «до свиданья».
С собой взяла суму
И посох для скитанья.
   Не передаст привет,
   Не скажет снова «здравствуй».
   Но вот её совет
   Я помню не напрасно.
И повторяю вслух,
Как заклинанье веры.
Чтоб вдруг я не потух,
Не сослан на галеры.
   Кого любил тогда -
   Забыть без сожаленья.
   А кто любил меня -
   Просить у них прощенья.
               Ульяновск 20.03.04г.
СПАСИБО, СЛАВА!
Спасибо, Слава, что меня
Ты не увидела в полете.
Промчавшись лихо в самолете,
Ты не заметила крыла.
   Спасибо, Слава, что меня
   Забвенью нежно отдала.
   Что я - не раб и не слуга,
   И не ропщу на блик огня.
Спасибо, Слава, что меня
Не отвлекала от работы.
И не изведал я зевоты
Бесцельно прожитого дня.
   Спасибо, Слава, что меня
   От доброты не отвела,
   Свою надменность не дала,
   В друзья не прочила льстеца.
Спасибо, Слава, что меня
От привилегии спасла,
И что душа моя жива,
Восторгом кормится она.
- Спасибо, Слава! – от меня.
             Ульяновск 21.03.04г.
Ответ поэту А.Дементьеву на его стихотворение об учителях.
Учитель учителю - рознь,
В сравнении я это понял.
Не надо спешить букет роз
Дарить за то, что усвоил.
   Не ври, громогласный поэт,
   Что одинаковы люди.
   Не верю, что должность и свет,
   Решают - ученье будет.
А пединститутов не счесть, 
там выпускают - не учат.
Увы, изменение есть -
Скоро зарплату получат.
   И взятку валютой возьмут,
   И не стесняясь ни капли.
   Да, в общем, пускай и берут,
   Только за знанья, не так ли?
Учитель, учителю - рознь
Бывает учитель глупым.
Но я подарю букет роз,
Тому, кто с Большою буквой. 
                 Ульяновск 21.03.04г.
Девочка в песочнице играла,
Из песка лепила медвежат.
Медвежатам имена давала,
Те, что узнавала от ребят.
   Жили-были вместе с ней соседи -
   Зульфия, Тарас и Шагане.
   Год за годом подрастали дети -
   И Вахтанг, Олеся и Сергей.
Дети, словно мафия большая,
В детский сад ходили поутру.
Их родители другого края,
Зажигать приехали зарю.
   Спорили, смеялись и мирились,
   Обсуждали взрослые дела.
   Танцевали, пели, веселились
   И проказничали иногда.
Девочка в песочнице играла,
Из песка лепила медвежат.
И случайно невзначай упала,
Засмотревшись вдруг на голубят.
   «Мама, мама, - плача побежала, -
   Мама, мама ранка ….а-а-а,
   Ты скажи, пожалуйста, мне мама,
   Кровь какая льется у меня?»
И сказала мама: «Успокойся,
Не волнуйся, малое дитя.
Кровь у нас течет людского свойства,
Все мы одной крови на века.
   Зульфия, Тарас, Вахтанг, Сережа,
   Шагане, - не только лишь друзья.
   Ты, Олеся, подрасти немножко,
   Ты поймешь, что мы - одна семья.
И друг другу помогать нам нужно,
Не завидовать, не воевать.
Ранки всем вылечивая дружно,
Ну, зови на ужин малышат.
   Девочка в песочнице играла,
   Не одна лепила медвежат.
   Вся семья ей дружно помогала,
   В том дворе любовь и мир царят.
                   Ульяновск 22.03.04г.
Нет бабушки, нет мамы и отца,
Они ушли в широкие просторы.
Их больше не увижу никогда,
Их лица навсегда закрыли горы.
   А жизнь моя, как два больших ведра,
   Одно пустое, а другое - полно.
   И я в пустое, прячусь иногда
   А в полном мне бывает часто больно.
Прохожим дела нет, они живут,
И прячутся в одежды и квартиры.
И проворачивают быстро ключ,
И медленно ржавеют их шарниры.
   Нет бабушки, нет мамы и отца
   И я как лист, прилипший на карнизе.
   А за спиною слышу: «Сирота,
   Тебе отказано в домашней визе».
Да! Жизнь моя, как два больших ведра,
Все полно вдруг, а то бывает пусто.
И между ними черная дыра,
И лишь в себе ношу наречье – грустно.
                          Ульяновск 22.03.04г.
Дух творчества, сияй, сияй!
Его я вижу в твоем взоре.
Ему погаснуть не давай,
Не дай застыть ему в заторе.
   Бери, тяни его вперед,
   Толкай, вытягивай наружу,
   И если нужен вертолет,
   Найди, но лишь не падай в лужу.
Дух творчества – дорога в рай,
Иди по ней, весь нараспашку.
И снова я кричу: «Сияй
И не надейся на поблажку».
                 Ульяновск 22.03.04г.
Шаги, подъезд, ну, вот, настал и вечер,
За перекрестком кончились дела.
И день минувший навсегда зачертит,
Уставшая от скорости рука.
   И - Тишина, о, как она посмела,
   Войти в мой дом и раствориться в нем.
   Яичница на кухне зашипела,
   Пойдем, немного вместе пожуем.
Садись, подруга, я тебя не трону,
Не прогоню, ложись со мной в постель.
Извечному последую шаблону,
Не предлагаю гостье - сразу в дверь.
   И отдохни, ты, как и я, устала,
   Зашорена от смены лет и зим.
   А нам сейчас так не хватает бала,
   Но мы для бала внешне не блестим.
И мы живем, дрожа и содрогаясь,
И ничего поправить не хотим.
Под одеялом молча улыбаясь,
К другим мирам во сне своем летим.
                       Ульяновск 23.03.04г.
Я не могу сказать: «Люблю»,
Мне это слово недоступно.
Хотя оно вплелось в канву,
Но стало вдруг оно преступно.
   Оно притягивает нас,
   Владея колдовским магнитом.
   И алый тянется атлас,
   Как очарованный, за бликом.
Но слово – лезвие ножа,
И, если искренно, то - в ножнах.
А если с фальшию дружна,
Оно - орудие дотошных.
   Я не могу сказать: «Люблю».
   В слова такие я не верю.
   Из слов я выберу: «Хочу»,
   А ты,«Люблю», постой за дверью.
                  Ульяновск 23.03.04г.
Ко мне приходили сегодня
Блондинка, брюнетка, шатенка.
Верзила спросил малахольно,
- Какая? - ответил – Вот эта. 
   Ещё он спросил – И на сколько?
   И на пол катилась монетка.
   И вышли на улицу бойко
   Блондинка, а следом брюнетка.
- Садись на диванчик, шатенка,
И пей приготовленный тоник.
А звать тебя как? – Просто, Ленка, -
Салфеткою вытерла ротик.
   Потом мы вздохнули и томно 
   В ванную поспешили
   Оплаченный час на порно,
   Его мы вдвоем убили.
Звонок телефонного эха!
Он ей приказал – Одевайся! –
Чулочки телесного цвета….
С щедрым клиентом прощайся!
   А ночью с её ароматом,
   Игрался воздушный мой шарик.
   И в воздухе сжатой комнаты,
   Под утро разбился фонарик.
Ко мне приходили сегодня
Блондинка, брюнетка, шатенка.
Но это, увы, несерьезно…
А звали её? – Просто, Ленка.
                Ульяновск 24.03.04г.
Сушились шнурки от ботинка,
Толкался безудержный ветер
А мне улыбалась блондинка,
И дождик ей капал на веки.
   Потом все сильнее и сильно,
   Дождь с ветром устроил драку.
   Ни в чем не повинная стирка,
   Слетела на грязную плаху.
И сыпались наземь прищепки,
Стирка снимала вериги.
С блондинкою спрятались в клетке
Подъездного оберега.
   Но где-то крутилась пластинка,
   Под музыку танцевали.
   Молча шнурки от ботинка,
   С нею, краснея, снимали.
                   Ульяновск 24.03.04г.
Я живу и грущу
   С насекомыми дома.
Я им хлеба крошу,
   Не зову управдома.
Я не жаден, пускай
   Приползают бедняги.
Мои стены - им рай,
   Ну а вещи - зигзаги.
Ну, а коль раздражен,
   И воинственно эго.
Не идут на рожон,
   Обживают соседа.
           Ульяновск 25.03.04г.
Тираж 5000 экземпляров
Рассыпался по магазинам.
И ждет потока гонораров
Нищий писатель в гостиной.
   Тираж 5000 экземпляров,
   Лежит, покрывается пылью.
   Но Автор не ждет гонораров, 
   Он умер. Отравлен синилью.
            Ульяновск 25.03.04г.
СОЛОВЕЙ.
На рубеже нуля и единицы,
Я - маленький, но вольный соловей.
Слагаю песни для моей столицы,
И ненавижу жирных голубей.
   Они - толпа, тупые лежебоки,
   Они ни петь не могут, ни летать.
   И совершают наглые наскоки,
   И жадно хлеб пытаются клевать.
Но жизнь - есть чудо и толпе не слышно
Ни музыки, ни теплых светлых слов.
Внизу стоит на мостовой мальчишка,
Внимая песне дальних городов.
   А надо мною кружит сизых стая,
   Глухих, слепых и прочих мудаков.
   Им не по нраву музыка такая,
   Им не понять свободных голосов.
Мальчишка, помоги! К тебе взываю,
И разгони бездарных голубей.
Не то все песни вдруг позабываю,
И замолчит бесстрашный соловей.
               Ульяновск 25.03.04г.
Я не могу уснуть
Четвертую ночь подряд.
Стрелки часов бегут,
Мысли в душе горят.
   Это тревога – чья?
   Это тоска – зачем?
   Боже, неужто, я
   В твой попадаю плен.
Горечь твоих плодов
Въелась в мои слова.
И не спасает кров,
И не приносит сна.
   Слева идут дожди,
   Справа стоит жара.
   Боже, не мучь, скажи
   Или дай знак: - Пора.
На перепутье грез
В дымке лежит оно.
В полосах белый торс
Ищет свое ребро.
   Это - безмолвный бунт,
   Шорох похож на гром.
   В теле слоится грунт,
   Кончится дрема сном.
                Ульяновск 30.03.04г.
Нагадали две дороги,
На руке по линиям!
И отмерили мне сроки -
Путь короткий - длинный.
   Я от выбора такого
   Не смеюсь, не плачу.
   Круговая оборона-
   Ставлю на удачу.
Я, конечно, знаю способ
Избежать подножек.
Бросить в ящик свежих досок
Полк сороконожек.
   Но не стану. Выбор ясен.
   Саван мой из грома.
   Ведь навеки страх утрачен,
   Все равно, я - дома.
                Новороссийск 19.04.04г.
С уважением, поэт – актер Геннадий Тахтабаев.

НУЖЕН ВЕДУЩИЙ НА ПРАЗДНИК? ЗАКАЖИТЕ ЗВОНОК