Город:  Москва
Тел:  8 (926) 468-80-48
Главная   Сборники стихов.

В ДОЛИНЕ ВЕТРОВ СТИХОТВОРЕНИЯ

Добавлено: 26 сентября 2011 / Сборники стихов.
В ДОЛИНЕ ВЕТРОВ СТИХОТВОРЕНИЯ


Статьи по теме: 
 Пишу стихотворения. Играю спектакли.
  Здравствуйте пользователи сайта www.tahtabaev.ru
Эта страница посвящена поэтическому сборнику, который создавался на Байкале.
Почти полгода я прожил в Иркутске, был в красивейших местах.
Познакомился с удивительными людьми, влюблялся в красивых девушек.


ДОРОГИ.
Я предаю анафеме дороги,
Не те дороги, что ведут к мечте.
А те дороги, что забыли боги,
Где нет возврата в прошлое к тебе.
   Те старые дороги отчужденья,
   Они покрыты горькою молвой.
   Иное выбираю направленье,
   И новые дороги за тобой.

С кем спишь, и с кем проводишь время,
Я у гадалки не спрошу.
Мы все грешны, зачем мне бремя,
Я настоящим лишь дышу.
   Я – верю! Этого мне хватит,
   Чтобы пойти в поход с утра.
   Не стану чувства свои тратить,
   На месть, на ревность, всё зола.
Когда ложусь, молюсь, надеюсь,
Не страшно будущее мне.
Там свет в окне, я им согреюсь,
Отступит холод на душе.
   Судьбу гадалке не доверю,
   Пытать не буду о тебе.
   Любовь сомненьями не мерю,
   И не меняю на лаве.

Ты не стала мне ближе,
Ты не стала родней.
От моих путешествий,
Ты становишься злей.
   Я боюсь возвращаться,
   Боюсь приезжать.
   Твоё сердце казнить,
   Свою душу пытать.
Под прицелом упрёков,
Под конвоем обид.
Мне так хочется, знаешь,
Лечь под гранит.
   Кто виновен? – скажи мне,
   Я или Бог?
   Я до рвоты зубрил,
   Этой жизни урок.
А вокруг – никого,
Ты меня предала.
И что ты не моя,
Есть моя в том вина.

ЛЮБЛЮ СЕБЯ.
Люблю себя!
Лелею, глажу и балдею,
И на других я не глазею,
Но в зеркало смотрю и млею.
Со всех сторон прекрасен я,
Пускай завидуют друзья,
И лишних слов не говоря,
Господь творил меня любя.
А если скажете: - нарцисс,
И иронично: - эгоист,
То промолчу, ведь я артист,
И вам спою ещё на бис.
Любить себя – не смертный грех,
В здоровом теле – добрый смех,
Любить себя – девиз для тех,
Кто ставку сделал на успех.

Я был бы сказочно богат,
На то есть веские причины.
Вкушал бы устриц, сервелат,
Но ем консервные сардины.
   В лицо смеётся Губерман,
   Хайям насмешливо кивает.
   И поэтический аркан,
   На шею Пушкин надевает.
А рядом Лермонтов, Рембо,
Высоцкий, Байрон, Окуджава.
Мои стихи не серебро,
И не дешевая халява.
   Но вместе с бедностью верхом,
   Поняв, что я увы не гений.
   Она оближет языком,
   И пищу даст для вдохновений.
Я был бы сказочно богат,
Родившись бы в другой эпохе.
Но для сегодня староват,
И мой Пегас живёт на крохи.

Без скорби и без надрыва,
Прощаться люди должны.
Не надо нервного срыва,
Что завтра будем одни.
   Без устали познавая,
   Тот мир, где родился ты.
   Поймёшь, что прекрасней рая,
   Эти живые цветы.
Мы все, когда срок настанет,
Уходим во тьму ночей.
И в циферблате ударят,
Молнии наших страстей.
   Жизнь – это только дорога,
   И легче по ней иди.
   Ни церковь, ни синагога,
   Спасёт тебя Храм Любви.

ДОЛИНА – ВЕТРОВ.
В долине ветров – ветра,
Култук, Баргузин, Сарма.
Ветра из- под туч летят,
«Толкуны» фонтаном висят.
   Всем заправляет Бурхан,
   Накажет любой обман.
   Путник удачи не жди,
   Коль грешен ему не лги.
Камни, песок – его клык,
Воды Байкала, как крик.
Тоонто земля бурят,
А горы – бесстрашный отряд.
   К месту молитвы – Бярсык,
   Ночами колдует старик.
   Там у шамана трон,
   Там раздаётся звон.
Это священный Байкал,
Я помощи здесь искал.
Природный вылечить страх,
И в небо вернётся птах.
   Сердце Байкала – Ольхон,
   Языческий чту – закон.
   И тайна из века в век,
   Ускорит желанный бег.
С морем один на один,
Вдвоём мы страх победим.
И это случится тут,
Помедли приход пастух.
   Дуют кругом облака,
   Шелонник идёт тогда.
   Дыханье южных степей,
   В бухте спокойно моей.
В долине ветров – ветра,
Култук, Баргузин, Сарма.
Монеты бросил в волну,
Я к ветрам без страха плыву.

Утро. Расстаемся в прихожей,
Голова тонула в руках.
«Я тебя обнимаю тоже».
Выло эхо на этажах.
   Я разбужен, брошен на плаху,
   Под сияние фонарей.
   И подвержен вечному страху,
   В лабиринте души моей.
Расстаемся, было и будет. 
Не придумать другой конец.
На чистилище наших судеб,
Я шагаю под стук сердец.

Любовь подставь свою мне спину,
Я падаю, я ранен, я умру.
И мир иллюзии покину,
В страну войны навеки ухожу.
   Не в рай, там кровь иначе пахнет,
   Там кладбище печали и огня.
   В мгновеньи ока жалость гаснет,
   Там нет пощады, плена и тебя.
А только лишь борьба и пули,
Летят не выбирая «кому жить».
Зато они не обманули,
А приказали: «верить и любить».

Я прихожу: «Привет и раздевайся,
и будь как дома, милый не стесняйся».
Раз в месяц шоколад, шампанское, цветы,
я не взгляну в настенные часы.
   Зовешь меня, как праздник ты к себе,
   раз в месяц, я не верю тишине.
   Не верю, не прошу, а лишь мечтаю,
   через мгновение тебя я прижимаю.
И все, как в песне,что поешь и знаешь,
любым любимого в объятья принимаешь.
Но чуть светать начнется за окном,
скажу: «пора, мы встретимся потом».
   Под грохот современных отношений,
   Веду дневник любовных приключений.

Отель «Острова».
Поселюсь в отеле «Острова», 
Убегу от городского шума.
Станет заходить в окно луна,
Будем с нею дожидаться утро.
   Номер без удобств, зачем они,
   В прежней жизни гнался я за ними.
   Там остались белые виски,
   Там когда-то были молодыми.
Жалюзи сниму, мне нужен свет,
Ведь не может небо быть в полосках.
И свободный океанский брег,
Ты в пластмассовых не скроешь досках.
   Поселюсь в отеле «Острова»,
   Знаю, никогда не постарею.
   Тут повсюду бродят чудеса,
   Что случиться здесь, не пожалею.

Ты дремлешь в забытьи, но ты не спишь,
ты тонешь на пружинах застывая,
покоя ищешь, но спешишь,
за мной, за мной, не уставая,
захватывает дух подъем,
а спуск финал твоей тревоги,
мы только вместе упадем,
удар смягчите наши ноги,
а я живу, а ты берешь – моё,
мой посох, щит и сапоги впридачу,
ещё взяла моё – копьё,
а я лечу и верую в удачу.

С детства в меру я упитан,
Школой, предками воспитан,
Я иду по земле не спеша,
Понемногу, но с чувством греша.
   И вдыхая смог городов,
   Сладкий запах женских духов,
   Я хмелею, хмелею от грез,
   И хватаюсь руками за нос.

Что Женщина в моей судьбе?
Забава. Красота. Творенье.
А может горечь сновиденья,
Тоска тонущая в вине.
   Что значит встреча двух сердец?
   Огонь Любви. Землетрясенье.
   Иль одинокое затменье,
   Всему живому есть конец.
Но это чувство велико.
И я не в силах дать ответа.
Оно в стихах моих раздета,
Оно в костре не сожжено.

Кротко спросили: «Можно»?
Я удивленно «Да».
Но прошу осторожно,
Капай с небес вода.
   Брошен небрежно жребий,
   И началась игра.
   Я заказал молебен,
   Вы не пришли вчера.
Ночь сувенир влюбленным,
Ночь для таких как я!
Только конем даренным,
Милая, не смогла.
   Поздно, неужто, поздно,
   С Вами где-то беда.
   Я умоляю: «Можно»,
   Слышу в ответ: «Никогда».

НОЧНОЙ ПЕШЕХОД.
Ночной пешеход, ночной пешеход,
По жизни бредет и бредет.
И песни свои он звездам поет,
И в путь никого не зовет.
   Он весел один и плачет один,
   Открыты глаза темноте.
   А чувства его, как пластилин,
   И мнется на чей то руке.
Ночной пешеход, ночной пешеход,
Не терпит нравоученья.
Сегодня он скряга, завтра он мот,
Зависит от настроенья.
   Он счастлив всегда, несчастлив везде,
   Где свету гимны слагают.
   А там куда тень пошла по воде,
   Один только он это знает.
Ночной пешеход, ночной пешеход,
Посланник лунного братства.
И слышится скрип его сапогов,
За гранью дневного злорадства.

ЯДОВИТЫЕ ЦВЕТЫ.
Был ясный день! И мы с тобой бежали,
По полю. За руки держались.
Закрыв глаза, мечтали и мечтали,
По – детски, бабочке смеясь.
   И долго, долго, долго целовались,
   Одни свидетели – цветы.
   И краскою бесстыдства покрывались,
   И никли чуткие – они.
Но все прошло. Я день и год не помню,
Не помню глупые мечты.
Но под подушкою, храню я только,
Те «ядовитые» цветы.

Твоя рука скользит по книге,
Ей строки открывают путь.
Вдруг подскользнулась ты на стихе,
В словесную ныряешь муть.
   Дрожишь? Строка не отпускает,
   Её стрелою пронзена.
   А мысль упорно повторяет:
   «Да это точно про меня».
Мы все поэты – ясновидцы,
Мы пережили тьму веков.
И книги – те стальные спицы,
Что крутят колесо миров.

Я не хочу, вчерашний день
был копией сегодняшнего дня.
Я не хочу играть в вчера,
и это все не для меня.
   Я не люблю, любовь с осадком,
   привычка, долг, удавка, плен.
   Открыто сердце нараспашку,
   свободе, жить без крыш и стен.
Я дикий, гордый в мирозданьи
И в ощущении живу.
Изведать радость и страданье,
Не знать покоя и хандру.

На газетных страницах краска,
в буквы, в цифры въелась не в меру.
Ты – Россия, а я Аляска,
на надежду ставка и веру.
   У тебя леса и болото.
   У меня же золото наций.
   И с тобою живет непогода.
   Ну, а я в охоте на граций.
И «снимаю» мужчин и женщин,
только на ночь и до рассвета.
И я каюсь, в миру был грешен,
на морали поставил вето.
   Не подстрижен, живу, как знаю,
   Праздник – пища умалишенных.
   Я сегодня, грусть закопаю,
   в выражениях монотонных.

Там, где линия неба с морем,
там кордоны ставят глухие.
И разведка ведется боем,
только в цель стреляют слепые.
   Ты – Россия, а я Аляска,
   разделенные половины.
   Я прошу вас, нежность и ласка,
   Не бегите от нас богини.

ЗАГАДКА ИНЬ.
В разъездах я подслушивал секреты,
О женской доле, вечных перемен.
По свету собираю раритеты,
И наношу на стих тональный крем.
   А как иначе? Как сказать о боле?
   Что женщина пережила в душе.
   Как сильною становятся в крамоле,
   Как воют в одиночестве в тоске.
Загадка матери, блудницы и монашки,
Загадка инь преследует меня.
Я у Джоконды требую подсказки,
Но молча улыбается она.
   На все кроссворды, ребусы, загадки,
   У мудрецов находится ответ.
   Но лишь у инь ты не найдешь отгадки,
   В ней соткан Галактический портрет.

И снова лягу в ночь, один
Задерну лихо занавеску.
Ах, Месяц – желтый господин,
Не подарил, ты мне невесту.
   И целый день, в тумане глаз,
   Искать те близкие по духу.
   Небрежно предложив матрац,
   Желая вновь изведав муку.
Но не везет, и я сдаюсь,
Одену маску Агасфера.
Играет колыбельный блюз,
Мне белоснежная арена.
   Без слов, без вздохов, в тишине,
   Я засыпаю пилигримом.
   И в райской божеской стране,
   Не буду хвастаться экстримом.
Но плоть грешна и это так,
Мои друзья – не импотенты.
Ах, Месяц – желтый, желтый маг,
Дари счастливые моменты.

Разве я виноват,
что страсть моя прошла,
что цель достигнута и буря умерла,
что больше нету сил и слов
я не найду костер
в груди своей нести я не могу.
Я виноват? Не смей,
не лги мне в сотый раз,
и не бросай камней
в завещанный компас,
как грустно оттого,
что путь мой предрешен,
внушать себе «легко»,
банальностью грешен.
Копье, стрела и меч, свидетели побед,
а страсть летит от свеч,
вина на много лет.

Прощаюсь с юностью, увы
Как часто с ней я пререкался,
Как спорил с ней на все лады,
Тогда я зрелости боялся.
   Боялся серых, скучных дней,
   Сухих логичных разговоров.
   И облаков дождливых клей,
   И жизнь без радужных узоров.
Узоров юности моей,
Такой цветной, такой лучистой.
Душою зрелость не черствей,
А будь мудра и золотистей.

Пророки предвещали мне беду,
от женщин, от дороги, и от водки.
Проклятый потешался какаду,
и клювом разрывал на части фотки.
   А я живу, сегодня и сейчас,
   И будущее пеленою скрыто.
   С идеями не лезу в бизнес-класс,
   Там карта моя будет вечно бита.
Я вот он. Я стою не морща лба,
Бери в охапку твоих рук скорее.
И если даже ты не скажешь «да», 
То сделай мне больнее и больнее.
   А там дорога, скользкий трудный путь, 
   На миг прижгу страдания и раны.
   И взяв тоску тяжелую на грудь,
   Перепишу любовные романы.

Творения обмою как-нибудь,
Наедине без вздохов о минувшем.
В соблазны я рискую заглянуть,
И этим вечером я буду лучшим.

Снова начинаю размышленье,
Снова в тень сомненья и вопрос.
Снова риск, свободное паренье,
Снова вызывают на допрос.
   Снова фразы, интервью и розы,
   Не о том хотелось рассказать.
   Балаганные метаморфозы,
   Снова душу стали мне ломать.
Снова чай, любовница и утро, 
Снова наизнанку не впервой,
Снова между нами многолюдно,
И с собой веду неравный бой.

С уважением, поэт артист Геннадий Тахтабаев.

НУЖЕН ВЕДУЩИЙ НА ПРАЗДНИК? ЗАКАЖИТЕ ЗВОНОК